Терри плачет

Дистиллятор доброго смеха

Previous Entry Share Next Entry
Заприте телевизор в холодильник
Терри плачет
terryplachet
Оригинал взят у novayagazeta в Заприте телевизор в холодильник

Если мы сыты пропагандой, то почему так хочется есть?

Вечное «Хлеба и зрелищ!» имеет плоскую проекцию в текущую обыденность: холодильник и телевизор. Это два основных инструмента управления страной, на которых уже 15 лет держится «тефлоновый» рейтинг президента (даже когда он премьер). Причем телевизор как инструмент эффективнее, особенно если по нему показывают войну — разумеется, победоносную. Социологи четырежды фиксировали уровень поддержки Путина 85 плюс минус три процента: осенью 1999 года (вторая Чечня, «мочить в сортире»), осенью 2003-го (разгром «ЮКОСа», «первая гражданская»), в августе 2008-го (грузинская кампания) и, собственно, сейчас.

Но был и статистически значимый период времени, когда рейтинг Путина устойчиво снижался — 2009 год, который мы по-прежнему называем кризисным, хотя это, судя по всему, была мелкая рябь в «тихой гавани».

То есть без поддержки холодильника телевизор все же начинает сдавать позиции.

Так вот сейчас власть делает, как мне кажется, стратегическую ошибку — стравливает телевизор с холодильником. Если практически все предыдущие годы по телеку показывали, что жить стало лучше и веселее — и это было в значительной степени правдой, спасибо нефтедолларам, — то сейчас та же мантра наталкивается на информационное сопротивление холодильника, который наглядно демонстрирует, что мы стали менее качественно питаться.

СССР ведь развалился не только потому, что не стало колбасы. В Северной Корее ее нет и не было, а народ не сильно по этому поводу переживает. Просто негибкое советское телевидение объясняло гражданам, что мы на пороге коммунизма, сдобренного научно-техническим прогрессом, и колбаса должна расти прямо в холодильнике. А в действительности там впору было расти паутине. Прямо по-пелевински: вам совершенно необязательно знать, что такое когнитивный диссонанс, достаточно его испытывать.

Да, есть сила инерции, которая позволяет верить в то, что наше обнищание — результат заговора масонобандеровцев (80% россиян, по данным ВЦИОМ, согласны с утверждением, что западные СМИ критикуют Путина, чтобы развалить Россию). Но наступает ведь момент, когда массы спонтанно приходят к выводу, что с обнищанием нужно что-то делать, кто бы ни был в этом виноват.

И это, возможно, будет шанс для «партии интернета». Сама по себе она в России слаба (по интегральным оценкам социологов, проигрывает телеку в соотношении примерно восемь к одному), но в союзе с холодильником способна на многое. Оппозиция нужна массам не тогда, когда обещает что-то изменить (она всегда обещает), а когда они этого хотят.

Впрочем, довольно теории. Лучше почитайте материалы собкоров «Новой газеты» с продуктовых фронтов по всей России.

Алексей ПОЛУХИН,
редактор отдела экономики

От солянки — к рассолу

Постновогодние цены на мясо и все остальное отрезвят кого угодно

Ростов-на-Дону: праздник продолжается

В Ростовской области раньше всегда наблюдался такой процесс: цены на самые востребованные продукты питания (яйца, молоко, сахар, мясо кур, крупы) плавно росли весь декабрь и затем удерживались на достигнутом уровне в первый месяц наступившего года, практически не увеличиваясь, а то и снижаясь (например, в прошлые годы после православного Рождества несколько падала цена на яйца).

Декабрь 2014-го ростовчан не удивил — цены традиционно поползли вверх чуть ли не с начала месяца, достигнув пика к новогодним праздникам. Наиболее заметно дорожали сахар-песок (в среднем цена выросла с 42 до 50 рублей за кг), яйца (от 50 до 65 рублей за десяток), куринные окорочка (со 120 до 180 рублей за кг). Как и другие города-миллионники, Ростов также в конце прошлого года накрыла «гречневая» лихорадка: в магазинах нижнего ценового сегмента гречневую крупу можно было купить по цене от 55—60 рублей за кг, на рынке — по 65 рублей и по 70—90 рублей в маркетах для покупателей со средним и высоким уровнем доходов.

Почти обязательные для новогоднего стола мандарины за месяц подорожали с 40—70 до 65 (турецкие) и 85—90 (абхазские) рублей за кг.

Самый заметный рост цен в последнюю неделю декабря отмечался на ростовских рынках: домашние бульонные куры подорожали со 120—130 руб./кг до 150—170, говядина (лопатка с косточкой) — с 270—300 до 350-450 руб./кг. За килограмм творога перед Новым годом продавцы просили 180—200 рублей (неделей раньше его можно было купить по 150 руб.).

В конце прошлого года ростовский «Ашан» заключил договор с руководством области о том, что цены на продукты питания основного ежедневного ассортимента (сахар, крупы, яйца, молоко, масло, макароны, колбасные изделия, мясо кур) не будут дорожать до марта 2015 года. Однако уже в первую неделю января свое обещание магазин частично нарушил: к примеру, сахар-песок подорожал с «демократичных» 53 рублей до 73 рублей за кг, яйца (в зависимости от сорта и производителя) — с 65 до 79 рублей за десяток.

Ростовчане привыкли, что товары под брендами крупных торговых сетей («Магнит», «Лента», «Ашан»), как правило, стоят дешевле продуктов от производителей, арендующих торговые полки сетевиков. Январь 2015 года нарушил эту стабильность: в гипермаркете «Лента» подорожали свежезамороженные овощи (с 35—40 рублей до 80—85 рублей за пакет), масло подсолнечное (с 38 до 57 рублей за литр), сахар-песок (с 40 до 50 рублей за кг), мука (с 42 до 52 рублей за кг), сахар-песок от «Магнита» вырос в цене на 10 рублей — с 53 до 63 руб./кг.

Зима добавляет ростовчанам еще одну жизненно необходимую статью семейных расходов — оплату тепла. Среди 4,25 млн жителей региона еще велика доля тех, кто живет в домах с печным отоплением. К этой категории относится и небольшая семья Поповых: 80-летняя мать и ее 60-летний сын живут в селе Морской Чулек (50 км от Ростова-на-Дону). В село подведен газ, но за подводку газа от магистральной трубы непосредственно в дом каждое домовладение должно было заплатить еще около 50 тыс. рублей. Таких денег Поповы собрать не смогли — топят, засыпая в печь уголь. Точнее — раньше засыпали. В 2014 году впервые за несколько лет два пенсионера не смогли выделить из своего бюджета 25 тысяч рублей — столько стоили в сентябре три тонны угля, необходимого для всего отопительного сезона. Поэтому в эту зиму Поповы топят свою печь дровами: за 10 тысяч рублей купили две машины (чуть больше 6 кубометров). Для того чтобы отапливать их небольшой (60 кв. м) саманный дом весь холодный сезон, закупленного объема не хватит. Поэтому Поповы берегут поленья — подкладывают их в топку, когда огонь уже разгорится. А растапливают печку разломанной деревянной тарой (что бывает не часто — в сельский магазин товары в деревянных ящиках привозят редко), сучьями и ветками (собранными в соседней лесополосе и на деревенском кладбище).

Виктория МАКАРЕНКО

Красноярск: рост цен на еду не так плох, как ее дефицит

Первое, что бросается в глаза в январских продуктовых магазинах, — цены на фрукты. В части сетей они все уже трехзначные. В декабре еще яблоки, мандарины, апельсины были дешевле сотни рублей. Дорожают и овощи. Местные, из китайских/корейских теплиц огурцы уже около 300 руб., перец и помидоры из самого Китая — 200. Также подорожала говядина (+10%) и некоторые товары, не подверженные влиянию сезонных факторов, но по какому-то недоразумению пропустившие декабрьские падение рубля и потребительский ажиотаж: например кошачьи корма (+15%), гигиенические расходники. Часть магазинов в январе цены пока не поднимала, еще осматриваясь после новогодних каникул.

От новых договоров о поставках, где фиксируется цена на год, в сетях ждут роста отпускных цен на 15—30% — это касается продукции иностранных брендов; в договорах с местными производителями повышение может быть не столь значительным. В любом случае цены могут оперативно пересматриваться, если поставщики не захотят терять прибыль, а сети — терять поставщиков и демонстрировать пустые полки. Менеджеры говорят, что темпы роста цен определятся в конце первого квартала.

Соглашения о снижении вдвое торговой наценки на продукты, подписанные в конце декабря региональными властями и рядом ритейлеров, стоят не больше бумаги, на которой они зафиксированы. Об этом известно и самим подписантам. Во-первых, не оговорены сроки действия соглашения и круг продуктов, на который оно распространяется. Во-вторых, торговая наценка на товары первой необходимости (молочные, хлеб, бакалея), которые, очевидно, подразумеваются, и без того невелика (не более 10%) или вовсе нулевая. На этой продукции никто не зарабатывает. В-третьих, цены на еду растут не столько из-за аппетитов продавцов, сколько из-за падения рубля, увеличения кредитных ставок, нежелания банков кредитовать сельхозпроизводителей (да и вообще производителей чего-то), роста цен на корма, электроэнергию, топливо и т.д. Именно за счет этих факторов с августа—сентября (хотя, по мнению многих, само продуктовое эмбарго существенной роли не сыграло, отсчет все же ведут от него) отпускные цены поставщиков поднялись в среднем на 25—30%. Минимум на 15%. А гречка, например, выросла более чем на 60%. Региональные власти, как могут, успокаивают публику обещанием заморозить цены, но такие соглашения — из области социальной психотерапии, не экономики. В сущности, это профанация. В этом сегменте рынка высочайшая конкуренция, и именно она диктует торговые наценки, а не власти. Более содержательным для них стало бы решение вопроса о кредитовании аграриев к посевной. Всегда это обсуждалось заранее, уже в декабре-январе, но сейчас никто не знает, что будет в марте-апреле. Банки кредитовать крестьян не хотят. Даже по новым ставкам. Так что главная проблема не в росте цен на продовольствие, а в его будущем наличии. Уже осенью.

Алексей ТАРАСОВ

Санкт–Петербург: школьные завтраки подорожали на 10 процентов

То, что цены практически на все продукты питания с Нового года выросли, — не удивило, об этом ритейлеры предупредили еще в конце декабря: «повысятся отпускные цены — не удастся удержать их и в магазинах», удивило — на сколько.

На 20—30% подорожали кофе и чай, на 30—40% весь алкоголь (от легкого до крепкого), самая дешевая бутылка водки (0,5 л) стоит сейчас в петербургских магазинах («Пятерочка», «Полушка», «Семья») 275 руб. Серьезно подорожали яйца (с 50—55 руб. за десяток до 70–80 руб.) и сахар (с 35—40 руб. до 55—60 руб. за кг). Очень дорогими с января стали овощи: огурцы — от 200 руб. за кг, помидоры — 190–280 руб. за кг, морковь — 70–80 руб. за кг, картофель — 50–60 руб. за кг, бананы — 60–80 руб. за кг, яблоки — от 90 руб. за кг, мандарины — от 130 руб. за кг.

Также за новогодние каникулы поменялись ценники на хлеб и молочную продукцию, мясо, колбасу, сыр. Все сорта хлеба и все виды хлебобулочной продукции подорожали на 5—20%. Самая дешевая буханка черного (весом 0,5 кг) обходится сейчас в 48 руб., белого — в 55 руб. За литр молока теперь приходится платить больше на 5—7 руб., за баночку 15%-ной сметаны (весом 200 г) — больше на 3—5 руб. Заметно подорожали сыры: «Российский», который раньше можно было купить по цене 350—400 руб. за кг, с Нового года стал стоить 450—500 руб. за кг, «Маасдам» с 500 руб. за кг дорос до 650 руб. Колбаса «Докторская» стоит от 300 до 400 руб. за кг (в зависимости от производителя), сервелат — от 1000 до 1200 руб. за кг. Свинина и говядина подорожали на 20—30 руб., куры охлажденные — на 5—10 руб.

Пока не изменились цены на гречку и рис. Впрочем, крупы, стремительно менявшие ценники всю минувшую осень, и так сегодня недешевы: гречка — 93 руб. за кг, рис — 80 руб. за кг. Макароны (все сорта) с Нового года подорожали на 3—5 руб., мука (всех сортов) — на 7—10 руб.

Нет ничего неожиданного в том, что подскочившая стоимость всех продуктов питания привела к росту цен в кафе и бистро. Однако подорожание затронуло и петербургские школы: с 12 января завтраки и обеды для учеников стали дороже на 10%.

По прогнозам экспертов, цены на продукты и дальше будут расти ускоренными темпами. Это связано и с падением курса рубля, и с тем, что пока значительная часть продовольствия импортируется. Не на руку петербуржцам и то, что география импорта поменялась: теперь доставлять многие продовольственные товары надо не из Европы, а, например, из Аргентины, Бразилии, Израиля, Китая и других отдаленных стран, а это обходится дороже.

С 1 января в Северной столице на 3 рубля подорожал проезд в наземном транспорте и метро. Также губернатор Петербурга Георгий Полтавченко утвердил повышение в 2015 году тарифов ЖКХ. Коммунальные платежи вырастут с 1 июля: горячая вода станет дороже на 9,5%, холодная — на 10%, электричество — на 8,8%, газ — на 7,5%. Это максимально возможное повышение, разрешенное Федеральной службой по тарифам.

Нина ПЕТЛЯНОВА



?

Log in

No account? Create an account